Епископ Рашко-Призренский Феодосий: «Наша Церковь выразила особую благодарность Правительству России»

3. Апрель 2012 - 3:35
Страница для печатиСтраница для печати

Начиная с 1999 года на территории Косова и Метохии было разрушено 150 сербских монастырей и храмов. Одной из главных забот действующей на территории края Рашко-Призренской епархии Сербской Церкви на протяжении всех этих лет стало восстановление пострадавших святынь, спасение многовекового духовного и культурного наследия и верного народа. Когда сегодня говорят о возрождении поруганных святынь, имеют в виду долгосрочный проект: материальное положение Церкви и верующих не позволяют возродить все святыни в сжатые сроки. Многое зависит и от политической обстановки в крае.

Однако, несмотря на все трудности, процесс восстановления святынь продолжается. В ряде мест вокруг отреставрированных храмов возрождается и жизнь сербских общин. Огромную роль в этом деле играет и помощь из единоверной России. Об этом епископ Рашко-Призренский Феодосий рассказал в своей беседе с корреспондентом белградской газеты «Политика».

ИНТЕРВЬЮ ЕПИСКОПА РАШКО-ПРИЗРЕНСКОГО И КОСОВСКО-МЕТОХИЙСКОГО ФЕОДОСИЯ

 

– В СМИ сообщалось, что после Пасхи должны начаться работы по консервации и реставрации в монастырях Высокие Дечаны, Грачаница и Печская Патриархия, тендер на которые объявила ЮНЕСКО, а средства – 2 миллиона долларов – выделило правительство Российской Федерации. В течение нескольких месяцев будут проводиться работы по консервации и реставрации на внешнем фасаде храма в монастыре Грачаница. Были ли раньше такие большие выделения средств Российской Федерации на обновление святынь на территории Косова, и насколько эти работы существенны для монастырей, входящих в список мирового культурного достояния?

– Здесь речь идет о выделении средств Российской Федерацией через ЮНЕСКО на основании обещания, которое Москва дала во время благотворительной конференции ЮНЕСКО в Париже в 2005 году. Должен сразу сказать, что это очень значительная помощь, которая будет использована на консервацию фресок и защиту скульптурных композиций в упомянутых трех монастырях. А если учесть, что из-за сложившейся ситуации на протяжении нескольких лет не было масштабных консервационных работ, то это исключительный повод, чтобы оценить состояние фресок и фасадной пластики и предпринять необходимые меры защиты. Наша Церковь выразила особую благодарность Правительству России, которое этим пожертвованием проявляет не только заботу о нашем общем православном достоянии, но и братскую солидарность с нашим народом, что уже неоднократно выражалось.

– Сколько церквей и монастырей еще ждет восстановления? Есть ли такие, где работы еще и не начинались? В каком состоянии церковь Самодрежа, о которой сообщалось прошлым летом, что она осквернена и снова превращена в свалку для мусора?

– Из объектов, которые находятся в списке Комиссии по восстановлению наших святынь, разрушенных и пострадавших в ходе Мартовского погрома 2004 года, к сегодняшнему времени восстановлено 70 %. (В марте 2004 года пострадало 34 сербских храма и монастыря. – Примеч. пер.) Процесс восстановления идет не по отдельным объектам, а по фазам (строительные работы, внутренние работы, защита фресок и изготовление иконостасов). В большинстве случаев остались внутренние работы. Церковь в Самодреже относится к числу святынь – их около 130, – которые были уничтожены или пострадали до Мартовского погрома 2004 года. Есть намерение перекрыть на ней кровлю и тем самым защитить от дальнейшего разрушения. Внутреннее пространство церкви было очищено, но, поскольку около самой церкви находится албанская школа, к сожалению, внутрь сожженной церкви сбрасывался мусор. Это страшный позор, но все усилия до сего дня по решению этого вопроса еще не принесли плода из-за открытого сопротивления албанской общины. Мы глубоко разочарованы и пассивностью международных представителей, которые терпимо относятся к такой ситуации, потому что не хотят портить отношения с албанцами. Но все-таки от идеи восстановления этой и других святынь мы не отступим.

– Восстанавливается ли параллельно с реставрационными и строительными работами и духовная жизнь внутри и около святынь?

– Восстановление наших святынь и реставрационные работы с фресками не являются целью самой по себе. Мы неоднократно подчеркивали, что конечная цель восстановления наших святынь – включение их в литургические использование. И большая часть восстановленных объектов уже используется для нужд нашего верующего народа. Особенно важно упомянуть восстановленные церкви в Призрене, Приштине, Джаковице и Истоке, где одновременно возрождены и приходы. В скором времени мы планируем оживление прихода и в городе Печь, так как церковь с домом для священников также уже восстановлены.

– Потому все большее значение имеет принятое недавно на встрече в штаб-квартире Европейской комиссии в Брюсселе решение о том, что монастыри Косова и Метохии будут включены в число пяти самых важных святых мест Средиземноморья?

– Хотя мы не располагаем исчерпывающей информацией об этом решении, в целом мы считаем, что это очень существенное признание, потому что, наряду с великими духовными центрами христианской, иудейской и мусульманской веры, наши монастыри в Косово и Метохии представляют собой живой духовный очаг православной духовности и христианского самосознания сербского народа. Одновременно с этим они важны и для наших соседей-албанцев, потому что этим еще шире демонстрируют, что Косово и Метохия – территория, принадлежащая европейской духовной и культурной традиции.

– Можно ли опасаться того, что албанские власти Приштины вновь начнут оказывать давление на ЮНЕСКО, требуя, чтобы сербские монастыри именовались «косовским наследием», как это происходило на прошлогоднем заседании комитета ЮНЕСКО, после которого вы обратились с письмом к генеральному директору этой организации?

– К сожалению, этот вопрос тесно связан с проблемой, которая касается статуса нашего южного края. Учитывая то, что ЮНЕСКО определяет страны – владелицы культурных ценностей на основании их статуса в Организации Объединенных Наций, а Косово Советом Безопасности ООН не было признано независимым государством, то не существует условий для того, чтобы Косово было признано «страной-владелицей» этого достояния. Как будут развиваться события в этом направлении дальше, зависит, прежде всего, от позиции ООН. Меня искренне удивляет то, что косовские самопровозглашенные институты ведут непрекращающуюся войну на этой территории против УНМИК, так как этим еще больше отдаляют возможное признание в ООН. Мы надеемся, что на следующем заседании комитета ЮНЕСКО в Санкт-Петербурге не дойдет до серьезных изменений, потому что позиция влиятельных членов ООН, особенно Российской Федерации, по этому вопросу очень четкая и решающая.

– Каково состояние в вопросе безопасности православных святынь: что, например, с теми святынями, которые сегодня находятся в албанском окружении?

– Вопрос безопасности наших святынь, особенно находящихся в албанском окружении, очень актуальный, потому что по-прежнему существует высокая степень нетерпимости, в каких-то местах большая, а где-то меньшая. Мы всегда подчеркиваем, что наши святыни в Косово и Метохии должны стать мостами для сотрудничества между людьми, ибо наши святые предки эти церкви воздвигали как храмы Божии, которые веками были открыты для всех людей доброй воли. Мы не должны забывать, сколько только в одних Высоких Дечанах было исцелений албанцев-мусульман. И сегодня местные албанцы приходят в монастырь Зочиште и просят помощи у святых Космы и Дамиана. Мы постоянно подчеркиваем, что вопрос нашего наследия в Косово и Метохии нельзя политизировать и что святые места, помимо всего остального, должны быть и местами мира, диалога. Они постоянно напоминают нам о том, что Сын Божий стал Человеком для того, чтобы всем людям без исключения открыть двери познания истины и вечной жизни. Хотя существует и четкие и неотъемлемые права владения, и известно, какой Церкви эти святыни принадлежат. Мы не имеем права забыть, что святыни – это духовные лечебницы для всех людей и что, как таковые, они представляют собой и универсальное духовное и культурное достояние всего человечества.

– Какие монастыри все еще охраняет КФОР? По-прежнему ли их военнослужащие охраняют монастырь Девич, и есть ли информация, что охрана всех святынь будет передана косовской полицейской службе?

– Военнослужащие КФОР в данный момент охраняют Печскую Патриархию, монастыри Высокие Дечаны и Девич. Еще 20 других объектов находятся под постоянным контролем косовской полиции. Хотя последние месяцы и на этих объектах не зафиксированы серьезные инциденты и проблемы, мы глубоко уверены, что эти три наши святыни, находящиеся в самом опасном положении, должны остаться под долговременной защитой КФОР. Печская Патриархия – духовный центр Сербской Церкви; Высокие Дечаны – святыня великого духовного значения, и она подвергалась нападению больше других объектов СПЦ в Косово и Метохии, а Девич – это наш мученический монастырь, который страдал и во время Второй мировой войны, и в наше время – при Мартовском погроме 2004 года; и тамошнее сестричество живет в очень тяжелых условиях.